?

Log in

No account? Create an account
***
sameba
meskhi
мне кажется порой, что в эти страны
не попаду - я обделён судьбой,
и странно, почему же странник сраный
спокоен и доволен я собой.
ведь эти страны, как места чужие,
всегда влекли, притягивали взгляд,
и я ходил по картам но другие
мне карты выпали подряд.
там есть тузы, шестёрки, даже дамы,
а правил я не знаю и пока
тасуется колода я упрямо
хожу по своей карте в дурака.
чужие страны - правила, привычки,
чужая жизнь, чужие непонятки,
но я ищу ключи, порой отмычки,
чужое кажется всегда нам сладким...

***
sameba
meskhi
я стираю из памяти многие дни
потому, что мешают мне жить они,
но упрямая память, подлая сука,
подкидывает - то разлука,
то тупая и нестерпимая боль,
то день когда ты полный ноль,
из, казалось, забытых давно заблуждений,
ползут по стене мрачные тени,
и живу я в лесу смутных картин,
где прошлое - властный господин,
расставлят всё не в том порядке
как было, а так, как в его тетрадке
записано непонятным почерком,
проходя по счастью жирным прочерком.
но и я неустанно стираю, стираю,
и стираюсь сам, сам понимаю...

***
sameba
meskhi
Целую тебя обкусаными губами,
Обнимаю тебя искорёженным телом,
Ты смотришь вдаль с закрытыми глазами,
И всё это так, между делом.
Перед глазами блоки для забора,
Я всё понимаю, так оно и бывает,
Ты вспомнишь меня, очень очень скоро,
Есть вещи которые не забывают.
Никто не полюбит тебя так нежно,
Никто не прикоснётся к тебе так осторожно,
Ты вспомнишь меня зимою снежной,
А может и вовсе не вспомнишь, всё возможно...

Про наркоманов
sameba
meskhi
Наркоману сказал наркоман
"Томас Манна читаю роман,
Ни хрена не пойму,
Кто, куда, почему,
Дурь сплошная, туман и обман"

А ты лучше читай, блин, Ремарка,
У него шнапс, коньяк, водка, марка,
Хоть тоска но понятно,
Хоть война но занятно,
Три товарища и иномарка.

О совершенстве
sameba
meskhi
- Это совершенно никуда не годится! - сказали Колюне.
- А это всегда так, то, что совершенно, почему-то никуда не годится, а то, что куда-то годится, почему-то не совершенно, - подумал Колюня, но ничего им не ответил.

Deja vu
sameba
meskhi
Утром, как только встал, Колюня включил новости. Новости были старые. Диктор что-то бубнил взволнованно, на картинке бегали люди с плакатами, кого-то били а кого-то нет.
- Где-то я уже это видел - подумал Колюня, - может новости глючат, может кэшированные дают, может перезагрузиться надо?
- А ты лучше сам перезагрузить, - подсказал внутренний голос.
- Как?
- Как, как... Кнопочка должна быть такая, найди и нажми.
Колюня заперся в ванной и тщательно исследовал своё тело с помощью двух зеркал но никаких кнопок не нашёл.
- Может с браком выпустили, может кнопка изнутри а не снаружи - подумал Колюня, - у нас ведь всё тяп-ляп делают... Придется есть и пить, пить и есть - авось изнутри кнопка перезагрузки надавится.

Мой новый нано-роман "Жизнь в кредит"
sameba
meskhi
Он вышел на улицу небрежно захлопнув дверь и не глядя на с детства знакомую улицу направился обычным маршрутом. Не пройдя и десяти шагов, он вынужден был остановиться - дорога была перекрыта возбуждёнными людьми с написанными от руки транспарантами. Он уже собирался обойти толпу по боковой улочке, когда увидел её. Она смотрела на него смущённо, неловко улыбаясь, пряча за спиной самодельный плакат
Он стремительно подошёл и обнял её за худенькие плечи. Она смотрела на него снизу и он почувствовал как трепет промчался по её телу. Эта секунда полностью преобразила его и он сдавленно прошептал глядя в её такие родные, таки доверчивые глаза:
- Твою мать!
- А то! - еле слышно прошептала она.

Что было написано на её самодельном плакате он так и не узнал, только запомнил синий цвет фломастера расплывшийся от дождя. Плакат был выкинут в ближайшую урну и они шли в толпе не замечая окружавших их людей, которые постепенно теряли лица и фигуры, превращаясь в широкую полноводную реку.
Они плыли вниз по течению не замечая времени. Он отложил весло, нежно обнял её детские плечи и пристально вглядываясь в её близорукие и полывшие от невыносимого счастья глаза, с трудом, словно задыхаясь, выдавил из себя:
- Твою мать!
- А то! - еле слышно ответила она.

Медленные воды реки воспоминаний неслышно вынесли их на обширную отмель. Лодка тихо врезалась в песок, он подал ей руку и её лёгкая ладонь легко скользнула в его большой и грубой, но в этот момент такой тёплой и ласковой, ну короче, тоже ладони.
Река исчезла уступив место захламленому чердаку с видавшими виды шкафами, этажерками и велосипедами, чьи хозяева давно исчезли из этих покрытых вековой пылью мест.
Они лежали на невесть как сохранившейся кушетке, вытянувшись в струнку и колебания их струн погрузили весь окружающий мир в удивительную гармонию. Внезапно музыка их тел оборвалась для обоих сразу и он прошептал глядя в её такие родные, такие доверчивые и такие близорукие глаза:
- Твою мать!
- А то! - еле слышно прошептала она.

Много лет спустя он вспомнит об этом стоя у кирпичной стены с осыпавшейся штукатуркой в ожидании смерти. Но смерти было не до него, она носилась по земному шару со свистом предолевая официальные границы и даже блок посты выставленные исключительно в интересах граждан. С таким же свистом, но в обратном направлении проносилась перед его глазами его жизнь, его недолгое счастье в стиле Френсиса Макомбера.
Он с трудом оторвался от стены и поднял заросшее серой щетиной лицо к заросшему серыми облаками небу.
- Твою мать! - сдавленно выдавил он хриплым голосом
- А то! - тихо отозвалась она сквозь плотную завесу облаков

Тайны мироздания
kid
meskhi
О, сколько ещё тайн мироздания таятся от меня во влажной сумрачности обычной кухни!
Сперва обжарить лук, потом обдать филе кипятком и воду, которая вполне возможно содержит хлор, которым так любят замораживать наши заокеанские партнеры, слить безжалостно и бесповоротно! Филе, нарезанное на мелкие кусочки, добавить к обжаренному луку и тушить, тушить, тушить до умопомрачения, до беспамятства, до нежной упругости и тут же, не мешкая, добавить мелко нарезанный картофель. Здесь исчезает грань разделяющая кулинарию, как точную алгоритмическую науку, с искусством, магией и тонким знанием поверхности дна употребляемой кастрюли. Постоянно помешивая, чтобы не пригорело надо, в то же время, плотно закрыть крышку кастрюли, чтобы процесс тушения (а может тушки?... или тушевания...) не превратился в тривиальную варку ( а может варение?...). И только когда картофель, эта загадочная американская культура, станет мягким и податливым как ошалевшая от вина и внезапного счастья женская душа, только тогда можно добавить мелко нарезанные помидоры и болгарский, именно болгарский - здесь и не пахнет национализмом - перец. Упаси Господи перепутать и добавить помидоры раньше - химические процессы неумолимы и кислоты остановят размягчение картофеля и мяса и сделают блюдо жестким как взгляд хладнокровного убийцы. И в самом конце, только в самом конце добавить мелко нарезанную пряную зелень и закрыть, закрыть навсегда, надолго, до обеда, эту кастрюлю, эту тягомотину, эту жизнь!
Tags:

***
sameba
meskhi
Провозглашая идеалы
Я натыкаюсь на бардак
Ну что же, пусть всё будет так
Ведь если ты клиент бывалый
То понимаешь, в бардаках
Есть возмутительная прелесть
Возникшая откуда невесть
В колготках, трусиках, чулках
И ритм движений неподвластный
Звучанию громкому монет
И вспомнишь резко о Моне
Здесь импрессионизм ужасный
А главное - нет идеалов
Недостижимых и пустых
В кругу потребностей простых
Оплаченных как всюду налом.

***
sameba
meskhi
в прямоугольнике окна,
кривая жизнь отчётливо видна,
я думал есть другая, но одна
она для каждого из нас дана
я говорю себе - налей вина,
но не жалей, налей сполна,
и вспомни тех, чья тень уж не видна
в прямоугольнике окна.

***
sameba
meskhi
Растворяя своей души темницу
Выпускаю на волю мышь и птицу
Мышь конечно в нору как сокол стремится
А птица тут же на ветку садится
И поёт зараза поёт, чистит перья
Птицы мне никогда не внушали доверья,
То у них на уме одно, то другое
Кстати как мыши клюют в помоях
Но у птицы крылья, у мыши хвост
А без хвоста you are really lost

Борис Рыжий
sameba
meskhi
Я работал на драге в поселке Кытлым,
о чем позже скажу в изумительной прозе, —
корешился с ушедшим в народ мафиози,
любовался с буфетчицей небом ночным.
Там тельняшку такую себе я купил,
оборзел, прокурил самокрутками пальцы.
А еще я ходил по субботам на танцы
и со всеми на равных стройбатовцев бил.
Боже мой, не бросай мою душу во зле, —
я как Слуцкий на фронт, я как Штейнберг на нары,
я обратно хочу — обгоняя отары,
ехать в синее небо на черном «козле».
Да, наверное, все это — дым без огня
и актерство: слоняться, дышать перегаром.
Но кого ты обманешь! А значит, недаром
в приисковом поселке любили меня.

Я помню всё, хоть многое забыл, —
разболтанную школьную ватагу.
Мы к Первомаю замутили брагу,
я из канистры первым пригубил.

Я помню час, когда ногами нас
за хамство избивали демонстранты,
и музыку, и розовые банты.
О, раньше было лучше, чем сейчас.

По-доброму, с улыбкой, как во сне:
и чудом не потухла папироска,
мы все лежим на площади Свердловска,
где памятник поставят только мне.



А иногда отец мне говорил,
что видит про утиную охоту
сны с продолженьем: лодка и двустволка.
И озеро, где каждый островок
ему знаком. Он говорил: не видел
я озера такого наяву
прозрачного, какая там охота!
Представь себе… А впрочем, что ты знаешь
про наши про охотничьи дела!

Скучая, я вставал из-за стола
и шел читать какого-нибудь Кафку,
жалеть себя и сочинять стихи
под Бродского, о том, что человек,
конечно, одиночество в квадрате,
нет, в кубе. Или нехотя звонил
замужней дуре, любящей стихи
под Бродского, а заодно меня —
какой-то экзотической любовью.
Прощай, любовь! Прошло десятилетье.
Ты подурнела, я похорошел,
и снов моих ты больше не хозяйка.

Я за отца досматриваю сны:
прозрачным этим озером блуждаю
на лодочке дюралевой с двустволкой,
любовно огибаю камыши,
чучела расставляю, маскируюсь
и жду, и не промахиваюсь, точно
стреляю, что сомнительно для сна.
Что, повторюсь, сомнительно для сна,
но это только сон и не иначе,
я понимаю это до конца.
И всякий раз, не повстречав отца,
я просыпаюсь, оттого что плачу.

Colours
sameba
meskhi
Весной зелёный цвет только в карандашах - в природе зелень может быть любого цвета...

Super
sameba
meskhi
https://youtu.be/rOB3_N-k2gE

International wisdom
sameba
meskhi
Irish wisdom
A dinner isn't a proper meal without potatoes.

Georgian wisdom
A dinner isn't a proper meal without wine.
Tags:

Short
sameba
meskhi
მოკლე უნდა ითქვას მოკლედ,
მოსაჭრელი - მოიჭრას,
ევკლიდე ხარ თუ სოფოკლე,
კარაბას თუ ბარაბას,
ნუ დახარჯავ სხვის წამებს,
მოკლე სიტყვა ასწორებს.

Spring in Tbilisi
sameba
meskhi
Junceum Spartium, испанский веник.


Green Windows 2.0

Mrs Turtle
sameba
meskhi

***
sameba
meskhi
შემიყვარდა ნაზი ჩრდილი,
ჭური სინაზით ახდილი,
ტაბლა და წყნარი ბაასი,
ჩრდილში ავსებული თასი,
სადღეგრძელოს სიყვარული,
და ალალი გულის ბმული,
შემიყვარდა, გახდა ჩემი,
როგორც მდელოზე ირემი,
ხელს არ ვახლებ, იბალახოს,
უფლის თვალით ყველამ ნახოს...

Friend
sameba
meskhi

***
sameba
meskhi
пыльца платана в воздухе витает,
весенний аллерген, задиристый и злой,
угрюмый дворник на рассвете подметает
его своей всепоглощающей метлой,
и мы недолго будем здесь кружиться,
танцуя в ярких солнечных лучах,
и нас метлой заставят в кучу сбиться,
и отвезут подальше, а наш прах
траву весеннюю удобрит непременно,
хотя б на что нибудь и я сгожусь,
но всё, что кажется сегодня незабвенным,
забыто будет, потому и веселюсь.

***
sameba
meskhi
Порой мне хочется всё-всё сказать,
Но я ж не идиот,
Порой свалить, но не могу отдать
Что нажил, и вина набравши в рот,
Молчу отважно, хоть и стрёмно,
Смотрю в пространство,
Полное дерьма, оно огромно,
Как всё, что окружает меня томно,
И строит глазки, мило верещит,
И тащит в ту из тёмных комнат,
Откуда хода нет, где свет огнём горит.

No subject
sameba
meskhi
Я люблю пошутить, но над собою,
Над своей обдолбанной судьбою,
Ну а если вдруг сильно повезёт,
И над тем, что к концу меня ведёт.
Всё большая шутка, что случилась,
Пошутила и вдруг незаметно смылась,
Унося с собой любовь, веселье,
Напряженье труда и радость безделья.
Оставляя ошмётки воспоминаний,
Тёрпкий запах встреч и расставаний,
Оставляя след, которого нет,
А может и вовсе невидимый след ..

***
sameba
meskhi
Моя тоска к твоей стремится,
Но не приходит этот день,
И в сумерках витает тень,
И чудится мне или снится,
Что вновь гуляю я с тобой,
Нетерпелива как всегда,
Стремительная как вода,
И я ловлю тебя рукой,
Но ты сквозь пальцы убегаешь,
Не знаю как, но ты всё знаешь.

***
sameba
meskhi
день начинается с пения птиц,
время вернулось - вспышка, блиц,
память высветит несколько лиц,
тех, что ушли вперёд в никуда,
и не вернутся уже никогда.
день уже тянет тебя за собой,
жизнь сновидений играет отбой,
только что были они с тобой,
но их уже нет, их снова нет,
есть неяркий безжалостный свет.
пение птиц заглушит день,
сны превратятся в короткую тень
рядом с тобой, повседневная хрень
будет память твою оглушать,
но ночь вернётся, надо ждать...

pro and con видение
sameba
meskhi
убеждаюсь всё больше – провидение слепо,
двери сельской уборной от двери склепа
отличить не может, к тому же глухо
к просьбам страждущих – потеря слуха
явление в высших сферах нередкое,
сиди и жди – будет послана метка,
но чаще всего приходят чёрные,
впрочем подобные мысли вздорны,
а другие – мало похожи на мысли,
так же как кахури на рислинг,
снова откуда-то всплыло вино,
а может и впрямь, это всё, что дано,
судьба – индейка, пуля – дура,
и бессмертно учение Эпикура,
хорошо жить и хорошо умереть,
причём своевременно – всё успеть,
и не полагаясь на провидение
у которого (sic!) ослаблено зрение.

без знаков препинания
sameba
meskhi
моя жизнь проходит мимо меня
без пыли и шума никого не браня
я сижу на обочине много лет
на мои вопросы ответа нет
я бы смог пережить такую хрень
ведь читать ответы тоже лень
осталось несколько я их люблю
любовь как мелочь в кармане коплю
мне не удаётся подарить
то что в кармане сумел скопить
это прекрасно много лет
буду я где-то там ждать ответ

***
sameba
meskhi
Плевал я на ваши пледы, лягу без пледа,
Погружая тело в прошлое, как у Архимеда,
Вспоминая всё то, что вытеснило тело,
Хотело оно этого, или совсем не хотело.
Сон это вовсе не индульгенция,
Просто дневных твоих страхов эссенция,
Там ты увидишь себя самого наяву,
Услышишь как я тебя обратно зову.
Несколько фраз и непонятный осадок,
Всё, что наутро вспомнится - непорядок
Который возник в твоих чувствах ночью,
Не знаю когда, но увидишь днём воочию.
Я не пишу стихи, просто я рассуждаю,
Вспоминаю, местами пеплом главу посыпаю,
Днём не удаётся - для этого ночь,
Ночь коротка, но надо успеть, смочь...

(no subject)
sameba
meskhi
времена меняются, но не любовь
которая, как известно, вечно
тебя тревожит и хочет вновь
оживить всё то, что искалечено
она старается, ты молчишь
наше молчание одноруко,
оно спокойнее глупых звуков
и помнит всё на что ты глядишь.
как много слов, как мало счастья,
как просто быть и как трудно уйти,
как страшно то, что ждёт впереди
но помешать не в нашей власти.
всё изменится, но не любовь
которая, как известно вечна,
она не тревожит тебя, беспечно
для вечной разлуки себя готовь.

(no subject)
sameba
meskhi
собирая утром себя по кусочкам,
прикрывая голую пятку носочком,
мне порою охота испариться,
с атмосферой слиться,
и витать где-то в очень плотных слоях,
где сгорают многие, там где аллах
поджидает верных и неверных,
отделяя добро от скверны,
но я знаю - это невозможно,
поднимаюсь тихо, осторожно,
вылезаю в мир прекрасно-паскудный,
то весёлый, то нудный,
мне бы этот день прожить до капли,
не на двух так на одной, как у цапли,
облачаясь лишь в одну надежду,
как в свою одежду.

***
sameba
meskhi
моей земле

Я люблю тебя тихо, без заломленных рук/ оставаясь в тени. На высохший сук/ как на вешалку кинув потёртый бушлат./ Слышу твой тихий ропот, расплывчатый мат/ над твоими посёлками. Палой листвой/ пахнет память моя. Каждый год новый слой/ оседает и давит. Тяжёлая дань/ за любовь без причины, за тёплую длань/ над моей головой, за короткий приют/ что холодные горы твои мне дают./ Без тебя я не смог, а ты сможешь – живи/ без моей бестолковой и глупой любви.

(no subject)
sameba
meskhi
Я так люблю пустые стены,
без украшений и портретов,
прохладные тягучим летом,
ничто не помнящие. Незабвенны
шершавость штукатурки, кладка,
кирпич и блок как школьная тетрадка,
мелком рисунки - непременно.
Стена такая подпирает спину,
не даст упасть, не даст пропасть,
и поиграв с тобою всласть
сама исчезнет, если я не сгину.
Пустые стены, призраки потерь,
вы без шкафов и полочек прекрасны,
и имена ушедших чётко, ясно
на вас светящиеся вижу я теперь.

(no subject)
sameba
meskhi
каждый раз прикасаясь к теплу
обжигаешь холодную душу
каждый раз возвращаясь на сушу
синеву вод прозрачных на мглу
беспросветных лесов ты меняешь
не заметив и вовсе подмены
ведь вокруг только крыши и стены
но и их не всегда замечаешь
а заметна лишь поступь твоя
слышу шаг твой пронзительно чисто
как мелодию ференца листа
занавесок внезапно раздвинув края

(no subject)
sameba
meskhi
о, одиночество, убежище моё от всех невзгод, простое средство уйти, уплыть и улететь, как крот залезть под землю и с тобой вдвоём выть на луну, оставившей в наследство для нас двоих серебряную нить, ту самую, связавшую с тобой, серебряную нить, что я зову судьбой.

времена года
sameba
meskhi
Весны не дожидаться и заснуть,
без боли и без тягостных страданий,
не причиняя никому ничуть,
ни тени муторных воспоминаний.
Но этот сон витает надо мной,
как летом надоедливая муха,
не достижимая в ленивый зной,
когда рукою двинуть не хватает духа.
А осень мокрою холодною рукой,
за горло держит цепко и надёжно,
и небо серою, тяжёлою волной,
накрыло сверху. Почему тревожно?
И как зимою не растёт трава,
не появляются весёлые слова.

ноябрь
sameba
meskhi
я живу в заточении
сам себя заточил
моих мыслей течение
я на волю пустил
может и ошибался я
но не врал никогда
ждал и всё не дождался я
вроде дни не считал,
вроде нет, не среда,
вроде нет, вроде да,
а вокруг по течению,
тихо щепки плывут,
дни забав, огорчения,
вроде не были тут,
и стоишь обтекаемый
уходящей водой,
вовсе не уважаемый,
злой, седой и худой,
вроде всё это зря,
уж конец ноября...
и холодные комнаты,
лучше держат покой
где проста и скромна ты,
озорна лишь порой,
в этом тихом покое,
я ловлю чудный миг,
что подарен тобою,
как иконою лик,
без ненужных всем слов,
мой ноябрь суров.

16+
sameba
meskhi
одену шузы,
сыграю блюзы,
осточертели свои картузы,
родные бляди,
что Христа ради,
считать их просят Мариной Влади,
и стану либер-блядь-тарианцом,
а не чумазым совком-засранцем.
меняю кожу,
мэйкап на рожу,
проклятьем прошлое я унавожу,
и хоть не в Риме,
зато в мэйнстриме,
ну кто-ж узнает в таком вот гриме?
в кармане гранты,
во рту импланты,
привет коллеги-блядь-апликанты!
ну, кто последний?
хоть класс мы средний,
но не пропустим - звонят к обедне...

****
sameba
meskhi
я читаю твои смс ниоткуда
прилипают к душе как колючка к верблюду
если завтра читать не смогу то не буду
но сегодня ты в них и повсюду
твои руки несмело меня обнимают
твои слабые руки меня отторгают
твои сильные руки мои плечи сжимают
твои руки спасают
не люблю разговаривать я разговоры
не люблю в пустоту уходящие споры
и повсюду ищу лишь прикосновений
краткий миг откровений
я сегодня не знаю что завтра будет
одному привалит у другого убудет
повсюду одни и те же люди
мир в одной посуде
но твои смс не из этого мира
я не знаю тайны того эфира
из которого их почему-то приносит
для того кто просит

***
sameba
meskhi
твоё молчание как камень на душе
лежит и не даёт пошевелится
как в сердце загнанная спица
как пойманая в сети птица
как ветром унесенных лица
как рай заброшенный в прогнившем шалаше.
твоё молчание как мрачный старый крест
стоящий на кладбищенской дороге
туда где отлетают все тревоги
где обретают вечные берлоги
неспящие медведи и где боги
так ждут меня из милых сердцу мест.


посмотри на меня, посмотри,
взгляд весёлых глаз подари,
говори со мной, говори,
дверь души своей отвори.
да я знаю, такие дела,
жизнь по разным местам развела,
но и вместе она же свела,
подарила и вдруг отняла,
над тобою сейчас луна,
и она мне отсюда видна,
как и ты мне светит она,
далека, как ты, холодна...
как мне дальше быть - не вопрос,
до вопросов таких не дорос,
только больно, больно до слёз,
вспоминать шёлк твоих волос,
вспоминать твою гибкую стать,
по обрывкам тебя собирать,
в лабиринте памяти звать,
и обняв никому не отдать.

прислонившись к стене
sameba
meskhi
я сижу прислонившись к стене, присосавшись к бутылке
ощущая спиной мироздание, боль в затылке,
получая из прошлого письма и даже посылки,
вспоминаю как раньше мы были глупы и пылки.

старость похожа на утреннее похмелье,
жизнь на жуткое и часто пьянящее зелье,
но приходится всем спускаться в подземелье,
где сосед никогда не побеспокоит дрелью.

а я рад, что могу наплевать на очень многое,
закусить простую рюмку угрём и миногою,
вспомнить как нелегко было мне с недотрогою,
и заснуть, как одеялом, накрывшись берлогою.

моя математика
sameba
meskhi
превратившись в пьянчугу, попа расстригу,
на груди ношу крест, в кармане фигу,
подражая Бродскому в стихосложеньи,
умножаю рифмой души движенья,
отнимая у жизни всего понемногу,
разделяю и множу в сердцах тревогу,
разменяв на мелочь седьмой десяток,
выпадаю как снег в сухой остаток,
бесконечности жду в уедининьи,
в бесконечных рядах ищу схожденья,
снисхожденья и тождеств отождествленья,
мои алефы нет, не достать рукою,
кардиналы без ряс и под ногою
я не чуствую твёрдой земли, вращенье,
превращение в прах и воспаренье
над этим прахом черчу пунктиром,
и прощаюсь с вами, идите с миром.

апрель
sameba
meskhi
Вот и апрель, капель, капает, и в суматохе весны кто-то лапает девушку в лёгком платье из ситца, весна вступает в права.
Не годится в эти дела совать свой нос, нос до чужих дел не дорос.
Весна не бизнес, не детектив, весна решит, кто умер, кто жив.
Мне о весне писать недосуг - осень в душе моей, жизни круг неумолимо замыкается, но размышлений цепь не кончается.
И несмотря на смену времён года продолжится жизни сон.
Вот и апрель, дождь в крышу капает, девушку в платье из ситца сватает.

VARGAS LLOSA
sameba
meskhi
I would like my novels to be read the way I read the novels I love. The novels that have fascinated me most are the ones that have reached me less through the channels of the intellect or reason than bewitched me. These are stories capable of completely annihilating all my critical faculties so that I’m left there, in suspense. That’s the kind of novel I like to read and the kind of novel I’d like to write.

Крылатые фразы
sameba
meskhi
Однажды Пушкин с Гоголем гуляя, как всегда, по Невскому, решили пропустить по стаканчику. Ну, если говорить точнее, по фужерчику, тогда шампанское стаканами не пили. Зашли и сразу же пожалели - дым коромыслом (это метафора такая, если кто коромысло помнит), дамы бегают неглиже, и атмосфера вовсе не лицейская, и даже не диканьская - недружественно как то, не комильфо.
Но присели - не убегать же с позором.
Приносят меню, дамочка приносит с претензией на одежду, но одежды, как таковой, нет, одни обрывки чувств и сновидений. Пушкин африканскими белками засверкал, Гоголь нос свой, немалого размера, повесил и шепчет "Чур меня, чур, изыди сатана!"
Ну чего уж там долго говорить - выгнали обоих не обслужив и не выслушав - какие уж там права человека во времена проклятого тоталитаризма!
Вернулся Александр Сергеевич и написал одно из бессмертных своих творений:

Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспоривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать;
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Все это, видите ль, слова, слова, слова.
Иные, лучшие, мне дороги права;
Иная, лучшая, потребна мне свобода.

NEVERMORE -> NEVERMIND
s.m.
meskhi
I'll tell you what has happened with us - NEVERMORE is already replaced by NEVERMIND.

Back into the chamber turning, all my soul within me burning,
Soon again I heard a tapping somewhat louder than before.
"Surely", said I, "surely that is something at my window lattice;
Let me see, then, what thereat is, and this mystery explore -
Let my heart be still a moment and this mystery explore; -
'Tis the wind and nothing more!"

(no subject)
sameba
meskhi
как много логики вокруг, а правды нет.
в водовороте трезвых аргументов
пьянится ум и меркнет мягкий свет
который был с тобою много лет
как отблеск прожитых моментов,
как быстрых юношеских лет круженье
по воле случая, когда уж невтерпеж
днем слушать стариков нравоученья,
а вечером испытавать томленья,
еще не научившись видеть ложь,
как теплое прикосновенье рук
как радость дружеских застолий,
как узкий, но вполне свободный круг
общения, как долгий тихий звук,
что замирает вдалеке, на воле.
пришла пора расплаты по счетам,
что выписаны были, но не нам.

(no subject)
sameba
meskhi
вечер накрывает своей соломенной шляпой дома и переулки - день закончился.
женщины снимают бельё с протянутых в пространство сушилок - сейчас с балконов начнут кидать окурки, темнота, никто не видит, но бельё жалко.
мне хочется увидеть мой город таким, каким он был лет 50 назад, это ведь не большая цифра, но нет его и в помине, его уже нет.
мне кажется, что успел передать своим внуками внучкам то главное, чем отличался этот город от множества других, но я не уверен... я не уверен...
не очень я люблю уверенных людей.

Adamastor, Lisbon.
sameba
meskhi


«…теперь окончательно ясно, что Луис де Камоэнс сильно преувеличил, живописуя его нахмуренное чело, неопрятную бороду, запавшие глаза —- ничего зловещего или пугающего нет в его облике, это гигантское чудовище терзается лишь любовными муками, плевать оно хотело, минуют португальцы вверенный его попечению мыс или нет»

Жозе Сарамаго. Год смерти Рикардо Рейса



Чудовище, проклятья изрыгая,
Свои к нам обращало предсказанья.
И я вскричал: "Скажи нам, сила злая,
Кто ты? За что столь горькие страданья
Ты нам сулишь, свирепостью пылая?"
И тут же нас объяло содроганье,
Когда оно крик боли испустило
И с тяжким стоном вдруг заговорило:

"Я страшный мыс, хранитель вечной тайны.
И Мысом Бурь меня вы окрестили.
О таинствах моих необычайных
Ни Плиний, ни Страбон не говорили.
И Африки полуденной окраин
Помпоний с Птолемеем не открыли.
Я Африку собою замыкаю
И к Антарктиде взоры обращаю.

Адамастор я, сын Земли могучей
И Бриарею брат и Энкеладу.
Когда, томимы ненавистью жгучей,
С Юпитером Земли сражались чада,
Не горы громоздил я выше тучи,
А гнался за Нептуновой армадой,
Желая воцариться безраздельно
Над гладью океана беспредельной.

Любовь к жене божественной Пелея
Меня на бой неравный вдохновила.
Однажды видел я, как дочь Нерея
Из пены вод на берег выходила.
Красу ее нагую лицезрея,
Я погибал, неведомая сила
Меня могучей страстью наполняла,
К ногам моей избранницы толкала.

Она же, моего пугаясь виду,
В морских глубинах в тот же миг сокрылась.
Я стал молить почтенную Дориду,
Чтоб за меня пред дочкой заступилась.
Но рассмеялась нежная Фетида,
Едва с ней мать заговорить решилась.
"Где силу взять, - рекла она невинно, -
Чтоб справиться с косматым исполином?

Но передай, пожалуй, великану,
Что я о нем подумать обещаюсь,
Пусть прекратит войну на океане,
А я в него влюбиться постараюсь", -
Она сказала. Я ее обману
Поверил, неразумно обольщаясь
Прелестницы коварной обещаньем
(Тот, кто любил, поймет мои страданья.)

Я от войны на море отказался
И раз в ночи Фетиду повстречал.
Красой ее средь волн залюбовался,
К груди прижать богиню возжелал.
Обнять нагое тело я пытался,
К ее плечам ладони простирал
И целовал в слепом самозабвенье
Ее ланиты, перси и колени.

О, тщетно я мечтаньям предавался,
И с мыслью, что красавицу ласкаю,
Я со скалой огромной обнимался,
С лобзаньями к каменьям припадая.
Пока в любви я милой объяснялся,
За лик небесный камень принимая,
Я вдруг обличья своего лишился
И сам в утес скалистый превратился.

О нимфа, чаровница океана,
За что так зло со мной ты поступила?
Разрушив путы моего обмана,
Меня мечты сладчайшей ты лишила.
И я поплыл, тоскою обуянный,
Меня страданье горькое томило.
Пристал я наконец к земле далекой,
В своей любви и муке одинокий.

Мои родные братья в это время
От унижений тягостных терзались.
Неся невзгод и пораженья бремя,
Под скалами богами содержались.
Я был, однако, разлучен со всеми,
И надо мною Парки посмеялись,
Придумав мне такое наказанье,
Что я горючим предаюсь рыданьям.

И плоть моя навеки отвердела.
Тугие кости в камни обратились,
И над волнами вознеслося тело,
В огромный мыс все члены превратились.
Так боги отомстили мне умело,
Страдания мои усугубились
Тем, что в ночи близ скал моих отвесных
Фетиды появлялся лик прелестный".

Так возвестив, гигант в глухих рыданьях
От нас, несчастных, наконец отстал.
И, двинувшись в дальнейшие скитанья,
По небу черной тучей пробежал.
Воздел с молитвой к Господу я длани
И ангела-хранителя призвал,
Чтоб оградил нас от мучений страшных,
Которые гигант предрек ужасный.

Луис де Камоэнс. Лузиады

(no subject)
sameba
meskhi
все слова, которые я написал, не стоят одной улыбки, так размыта, туманна память моя, так тени в сумерках зыбки, так мне хочется то, что рукой не достать, так проста этой жизни проза, так проста, что не досчитать до ста, даже если сто - твоя доза.

(no subject)
sameba
meskhi
я сижу рядом, я сижу рядом, я сижу рядом,
я сижу рядом, рядом - здесь такой порядок,
уходи, если не хочешь, посижу рядом,
послужу, сколько смогу, службу обрядам.

не возникай, друг мой, отнюдь, не возникай,
просто, я сижу рядом, руку мне дай,
я сижу рядом, друг, не торопись,
подержись за руку мою - подержись.

не отпущу тебя, не отпущу,
просто на лавочке сижу - сплетни лущу,
просто живу, непонятки какие, неясно зачем,
же ву зем, же ву зем дорогая, же ву зем.